Российские партии отчитались о рекордной зависимости от господдержки.
gosha_grey

https://www.rbc.ru/politics/15/06/2018/5b210d9b9a794781c899600b

Зависимость «Единой России», КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» от государственного финансирования достигла исторического рекорда. Согласно расчетам РБК, не менее 75% бюджета партий в 2017 году составили федеральные поступления

Руководители партийных фракций Госдумы Сергей Неверов («Единая Россия»), Владимир Жириновский (ЛДПР), Сергей Миронов («Справедливая Россия»), Геннадий Зюганов (КПРФ)

4 июня Центризбирком опубликовал сводные финансовые отчеты партий за 2017 год. Проведенный РБК анализ партийных отчетов начиная с 2005 года (более старые отчеты на сайте ЦИК недоступны) показал, что парламентские партии в 2017 году впервые оказались зависимы от бюджета не менее чем на 75%. В целом в 2017 году общие доходы основных российских политических партий — взносы и государственные поступления — заметно снизились по сравнению с предыдущими годами.

Сколько стоит голос

Согласно законодательству ежегодное государственное финансирование получают партии, набравшие более 3% голосов избирателей на предыдущих выборах в Госдуму (при этом для прохождения в палату им необходимо преодолеть барьер в 5% голосов). До 2006 года финансирование партий составляло от 1 до 3,6 руб. за голос в зависимости от года, с января 2006 года оно составляло 5 руб. за голос, и эта сумма стала фиксированной. С 2009 года она стала равна 20 руб. за голос, с 2012 года — по 50 руб. В 2015 году сумма выросла до 110 руб., а в 2016-м — до 152 руб. за голос. Партии, чей кандидат набрал 3% голосов и более на президентских выборах, в течение года со дня объявления результатов также получают единоразовую выплату. С 2009 года (или с выборов 2012 года) эта выплата составляет 20 руб. за голос, поданный за кандидата.

С 2014 года выборы в Госдуму проходят по смешанной системе. В 2016 году в одномандатных округах оппозиционные партии в большинстве своем проиграли «Единой России». Если в шестом созыве у единороссов было 238 депутатов из 450, то с появлением одномандатников в седьмом созыве — уже 342. Сокращение фракций привело к оттоку партийных спонсоров. В 2016 году госфинансирование потеряла единственная непарламентская партия, получавшая его, — «Яблоко», которая набрала менее 3% на федеральных выборах.

Доля государственных денег в партийных бюджетах стала расти после 2011 года. И хотя в предвыборные годы зависимость основных политических сил страны от бюджетных вливаний, как правило, заметно сокращалась, в 2016 году парламентские партии пополняли от 43 до 63% своего бюджета за счет государства.

Оппозиция за госсчет

У «Единой России» доходы уменьшились более чем в полтора раза год к году (здесь и далее расчеты с поправкой на инфляцию к 2017 году), составив в 2017 году 5,4 млрд руб. Бюджет партии власти на 80% состоит из средств федерального бюджета. Для сравнения, в 2016 году более половины годового дохода партии составили пожертвования компаний и граждан. Финансовая зависимость единороссов от государственных денег в 2017 году — самая сильная за последние 13 лет. Ранее из госбюджета поступало от 1–8 до 69% партийного дохода. Минимальной была зависимость «Единой России» от этих поступлений в 2005–2007 годах.

Доход ЛДПР в 2017 году составил около 1,09 млрд руб. Это вдвое ниже, чем в 2016 году, и самый низкий показатель за последние пять лет, несмотря на увеличившееся финансирование со стороны государства. Партия зависит от государства еще больше, нежели «Единая Россия»: в 2017 году почти 97% дохода ЛДПР — выплаты из бюджета. Это рекордный показатель для парламентских партий. Никогда ранее ЛДПР не зависела от госдотаций настолько сильно. В 2005–2016 годах «бюджетная» составляющая насчитывала от 4 до 75% от всех ее доходов. В предвыборном 2011 году ЛДПР жила почти на одни только пожертвования (83% всех доходов партии). В 2013–2014 годах пожертвования составляли более половины бюджета партии.

Доходы КПРФ в 2017 году составили 1,3 млрд руб., что в 1,7 раза ниже по сравнению с 2016-м. В 2017 году партия зависела от бюджетных выплат на 80%. От значительной зависимости от этих денег за последние семь лет партия избавлялась только в предвыборные 2011 и 2016 годы.

Доход «Справедливой России» по сравнению с 2016 годом снизился в 3,3 раза (667,8 млн руб. в 2017 году). Партия менее остальных зависела от госбюджета в 2017 году (75%). В то же время за последние шесть лет доля государственных вливаний в бюджете справедливороссов не опускалась ниже 73%, за исключением 2016 года, когда она составила 44%.

Директор Центра экономических и политических реформ Николай Миронов связал падение спонсорских взносов партиям и рост их зависимости от госбюджета со спадом интереса бизнеса к политическим силам. Все значимые решения принимает исполнительная власть, поэтому «спонсоры в последнее время в основном платят за попадание в списки и получение депутатских мандатов», пояснил он. «Это делают представители среднего бизнеса, и взносы оказываются небольшими», — отметил Миронов. По его мнению, зависимость от госбюджета делает оппозиционные партии более сговорчивыми.

Лоббизм интересов через парламент перестал быть актуальным из-за смещения центра принятия решений в сторону исполнительной власти, согласен политконсультант Антон Орлов. Другим фактором, отпугнувшим спонсоров от партий, собеседник РБК назвал демонстративную антикоррупционную кампанию в нижней палате и зачистку Госдумы от крупных бизнесменов. «Никогда еще Госдуму так не «мочили», как в VI созыве (2011–2016 годы), — утверждает Орлов. — Именно в этот период рейтинг доверия нижней палаты парламента упал до рекордных отметок, а ряд общественных деятелей даже публично высказывались о нежелании принимать награды от нижней палаты парламента». По его мнению, на фоне присоединения Крыма все партии объединились вокруг президента и в глазах избирателей стали своего рода департаментом правительства.

Спонсоры «Единой России» и госконтракты

Крупнейшими спонсорами «Единой России» традиционно являются подрядчики по крупным госконтрактам. Половина коммерческих компаний из тех, что перечислили партии власти более 4 млн руб. в виде пожертвований, в 2017 году побеждали в тендерах на госконтракты (16 из 30 компаний), подсчитал РБК. Не все компании-спонсоры напрямую получают деньги от государства — получать госконтракты могут также их дочерние или головные компании или компании, имеющие тех же учредителей. К примеру, спонсорскую помощь «Единой России» оказывает ПАО «Группа ЛСР», а крупные госконтракты получали ее дочерние фирмы.

Другие компании, в прошлом году значительно пополнившие бюджет правящей партии, были связаны с московскими бизнесменами Алексеем Крапивиным и Валерием Маркеловым (напрямую принадлежали на момент пожертвования или ранее одному из них или обоим либо были дочерними для компаний, учрежденных Маркеловым и Крапивиным). В общей сложности они пожертвовали партии в 2016 году 368 млн руб. Дочерние компании ПАО «РусГидро», в 2016 году давшие партии более 250 млн руб., также прекратили ее финансирование (одна из них, ООО «Монтажэнерго», перечислившая «Единой России» в 2016 году 41,7 млн руб., сейчас ликвидируется).

Дочерние компании ПАО «МОЭСК», в 2016 году давшие партии в общей сложности 86,6 млн руб., в 2017 году не стали спонсировать «Единую Россию». Всего компаний, спонсировавших правящую партию в предвыборный год и отказавшихся от этого год спустя, оказалось более 550. В результате сумма пожертвований партии уменьшилась почти в шесть раз.

По закону о политических партиях юридическое лицо не может пожертвовать политической партии более 43,3 млн руб. за год. В 2016 году, когда проходили выборы в Госдуму, «Единая Россия» получила суммы по 43 млн руб. и более от 29 компаний.

Традиционно спонсорские взносы уменьшаются после окончания федеральных избирательных кампаний — в 2017 году четыре компании продолжили давать более 40 млн руб. правящей партии: это ПАО «Океанрыбфлот» (совладелец компании — один из богатейших российских сенаторов Валерий Пономарев), Московский областной фонд поддержки регионального сотрудничества и развития, созданный в числе других фондов для поддержки «Единой России».

Остальные два крупных спонсора партии власти — строительные компании ОАО «МИСК» («дочка» «МД Групп», получает миллиардные контракты на строительство и реставрацию дорог от департамента строительства Москвы и Мосавтодора) и ПАО «Группа ЛСР». Хотя эти компании и продолжили финансировать деятельность партии власти, их вклад значительно уменьшился. Основанный для поддержки «Единой России» Московский областной фонд поддержки регионального сотрудничества и развития перевел партии 977,7 тыс. руб. против 44 млн годом ранее, а ПАО «Группа ЛСР» пожертвовало 2 млн руб. (в 2016 году оно перевело 43 млн руб.). ЛСР получила несколько крупных госконтрактов в 2017 году. Среди них — строительство трех жилых домов в Москве на 3,4 млрд руб., контракт на благоустройство и озеленение парка ЗИЛ стоимостью почти 935,8 млн руб. и право на поставку квартир для льготных категорий граждан Санкт-Петербурга на сумму около 593 млн руб.

129 млн руб. «Единая Россия» получила от своих региональных фондов поддержки регионального сотрудничества и развития. Самый крупный жертвователь «Единой России» в 2017 году — Нижегородский фонд поддержки регионального сотрудничества и развития, от него поступило 40,2 млн руб.

Что такое фонды поддержки ЕР

В фонды поддержки регионального сотрудничества и развития в 2015–2016 годах были преобразованы региональные фонды поддержки «Единой России». Структуры в прежнем виде аккумулировали средства региональных спонсоров и уже сами перечисляли деньги партии. Преобразования были вызваны расширением функционала, пояснял собеседник РБК в одной из таких структур. Фонды стали финансировать не только партию, но и общественные и благотворительные проекты, в результате чего возникло «несоответствие названий реальной деятельности», уточнял он.

Помимо этих фондов партия обзавелась новым крупным спонсором: почти 31 млн руб. «Единой России» перевело ЗАО «Уралмостострой» — челябинская строительная компания, которая в течение 2017 года пыталась получить тендер на реконструкцию моста через Чусовую и жаловалась на несправедливые торги. Тендер в итоге в декабре достался компании Геннадия Тимченко. Совет директоров компании возглавляет бывший депутат госсобрания Башкирии от «Единой России» Павел Рабухин.​

Среди других новых крупных спонсоров партии — ООО «Кедр», крупный крымский поставщик ГСМ. В 2017 году компания заключила госконтракты более чем на 1 млрд руб. и пожертвовала 10,4 млн руб. правящей партии. Один из учредителей «Кедра» — Иванна Тихомирова, супруга заместителя председателя Счетной палаты Крыма. Второй соучредитель — Александр Терещенко, директор крымской сети АЗС «АТАН» (Тихомирова также является ее совладельцем).

КПРФ и красные директора

Многие из юрлиц, спонсирующих КПРФ, связаны с депутатами разных уровней от компартии либо с представителями исполнительной власти. В пяти из девяти компаний, пожертвовавших партии полмиллиона и более рублей, руководители или учредители связаны (напрямую или через ближайших родственников) с депутатами-коммунистами в Госдуме или региональных парламентах, а учредитель и руководитель еще одного фонда-спонсора Андрей Куперт — помощник губернатора Иркутской области, члена президиума ЦК КПРФ Сергея Левченко.

Почти все спонсоры КПРФ в 2017 году пожертвовали партии деньги впервые. Самое крупное пожертвование коммунистам — 40 млн руб. — оформило ивановское ООО «Управляющая компания «Зарубежэнергопроект», связанное с одноименным акционерным обществом. «Зарубежэнергопроект» проектирует котельные и энергостанции в России и за границей. Еще 21 млн руб. компания предоставила партии в виде беспроцентного кредита. По данным СПАРК, до 2017 года гендиректором УК «Зарубежэнергопроект» был депутат Ивановской областной думы от КПРФ Сергей Нациевский.

20 млн руб. Коммунистической партии пожертвовала петербургская строительная компания «Нордика». По данным ЕГРЮЛ, учредителем и гендиректором компании является Артем Виноградов.

12 млн руб. партии перечислила кабардинская компания «Бизнесинвестгрупп», сооснователем которой является член совета директоров муниципального перевозчика ОАО «Баксанавтотранс» Аскер Бифов. Его отец Анатолий Бифов — депутат Госдумы, входит во фракцию КПРФ с 2011 года. До того как стать депутатом, Анатолий Бифов возглавлял городской округ Баксан в Кабардино-Балкарии, теперь его сын Аскер — замглавы администрации Баксана.

Другие компании, жертвовавшие деньги КПРФ, также связаны с партийными деятелями. Например, директор марийского СПК «Звениговский», перечислившего партии 10 млн руб., Иван Казанков — первый секретарь Марийского рескома КПРФ, а глава иркутского СХПК «Усольский свинокомплекс» Илья Сумароков — руководитель фракции КПРФ в Законодательном собрании Иркутской области. Сын Казанкова Сергей — депутат Госдумы, сын Сумарокова Павел — депутат Иркутского законодательного собрания.

В 2017 году КПРФ лишилась пожертвований нескольких постоянных спонсоров. Среди них — компания бывшего депутата Госдумы от «Единой России» Бекхана Агаева ООО «Юг-Нефтепродукт», в 2013–2015 годах переводившая партии по 1,5–3 млн руб. в год, а в 2016 году пополнившая бюджет КПРФ на 43 млн руб. Отец Бекхана Агаева, который сейчас контролирует компанию единолично, — депутат Госдумы от КПРФ Ваха Агаев. Но после того как сам Бекхан покинул Думу, его компания перестала давать партии деньги.

Регулярно спонсируют КПРФ только две компании — это ЗАО «Совхоз имени Ленина», ежегодно перечисляющее партии пожертвования до 1 млн руб., и Омская областная культурно-просветительская общественная организация «Интеграция», учредителями которой являются омские коммунисты. Директор совхоза Павел Грудинин в 2018 году баллотировался в президенты от КПРФ, затем было объявлено, что он примет участие в выборах губернатора Подмосковья, но он отказался.

Закрытые схемы справедливороссов

Наиболее крупные спонсоры «Справедливой России» — фонды содействия развитию гражданского общества и политической системы государства «Инициатива» и «Новый выбор». Первый пожертвовал партии 42,3 млн руб., второй — 27,1 млн руб. Директором обоих является Татьяна Пименова. По данным СПАРК, она руководит и другими подобными фондами, многие из которых расположены по одинаковым адресам. Взносы в фонд «Инициатива» в 2016 году, по данным Росстата, превысили 59 млн руб., в «Новый выбор» — 62 млн руб. Отчетность фондов за 2017 год пока не опубликована. Ранее вклад подобных фондов — с одинаковым учредителем и совпадающими адресами — в бюджет «Справедливой России» был еще более значительным. В 2012 году один из депутатов Госдумы от «Справедливой России» рассказывал газете «Коммерсантъ», что «фонды были созданы, чтобы бизнесмены могли вносить деньги в партийную казну анонимно, люди боятся, что из-за финансирования оппозиционной партии к ним возникнут вопросы».

Крупнейшее пожертвование от коммерческой компании «Справедливая Россия» получила от «Ауди Центра Сочи» (ООО «Группа компаний «СБСВ-Ключавто»). Эта компания с годовой прибылью более чем 200 млн руб. (по Росстату за 2016 год) перечислила партии 17 млн руб. Совладелец фирмы и ее гендиректор Виктор Сергеев в 2017 году возглавил партийный список на выборах в краевое заксобрание, но стать депутатом ему не удалось. Единственный мандат «Справедливой России» в региональном парламенте получил бывший руководитель Краснодарского краевого отделения партии Денис Хмелевской. После выборов он перешел в «Единую Россию».

Самый заметный индивидуальный спонсор «Справедливой России» — депутат Думы Владивостока Руслан Галицкий, состоящий во фракции эсэров и перечисливший своей партии 2 млн руб. Галицкий — бывший гендиректор и совладелец одного из крупнейших спонсоров «Единой России» — ОАО «Терминал Астафьева», также он руководит приморской строительной компанией «Идеальный город» и еще несколькими фирмами.

«Яблочные» НКО

В 2017 году «Яблоко» осталось без бюджетной поддержки и теперь существует только на пожертвования.

Деньги партии «Яблоко» дают общественные организации через сложную схему НКО, зарегистрированных на один адрес. Источник в партии объясняет схему способом защитить спонсоров. В общей сложности партии удалось собрать 235,3 млн руб. (больше спонсорских пожертвований только у «Единой России»), из них 38 млн перечислила московская организация «Содействие сохранению памятников славянской письменности», 35,7 млн — региональная общественная организация «Поддержка развития образования регионов Крайнего Севера», 31 млн — «Клуб изучения развития экономических школ «Экономика», более 17,3 млн — общественная организация «Содействие юридическому образованию населения».

Все они, а также другие спонсоры «Яблока» зарегистрированы по одному и тому же адресу в Москве: ул. Марксистская, 20, стр. 8, а также имеют одинаковый номер телефона, соучредителей и директоров. Некоторые из этих общественных организаций жертвовали «Яблоку» деньги и в 2016 году, и в 2013–2014 годах. В шести из 15 общественных организаций, ставших спонсорами партии в 2017 году, одним из соучредителей является Леонид Краснер, его братья Ефим и Григорий или сестра Лариса. В пресс-службе партии от комментариев насчет связи спонсоров отказались.

Леонид Краснер — член совета директоров и совладелец небанковской кредитной организации «Континент Финанс», ранее имевшей регистрацию как банк «Надежный» и расположенный по тому же московскому адресу, что и все общественные организации, спонсирующие «Яблоко». В августе 2017 года «Континент Финанс» лишился лицензии ЦБ. Регулятор обвинил кредитную организацию в несоблюдении требований закона для противодействия отмыванию доходов, полученных преступным путем, и в сомнительных операциях по купле-продаже инвестиционных монет из драгоценных металлов, конечной целью которых являлось обналичивание денежных средств. Другие сотрудники «Континент Финанса», перечисленные на сайте компании, также являются учредителями спонсоров «Яблока».

И все, все, все

В 2017 году сумма пожертвований ЛДПР упала по сравнению с предвыборным 2016 годом более чем в 100 раз и оказалась минимальной за семь лет — всего около 3,6 млн руб. Почти все деньги партии пожертвовали граждане (по закону один человек может пожертвовать не более 4,33 млн руб. за год). Больше всех — около полумиллиона рублей — партии пожертвовал депутат от ЛДПР в муниципальном парламенте в Новосибирской области Александр Гулин, который и раньше спонсировал либерал-демократов.

У ПАРНАС, живущей исключительно за счет пожертвований, доходы упали более чем в восемь раз по сравнению с 2016 годом — с 45,2 млн руб. в 2016 году до 5,5 млн руб. в 2017 году.

Схемы финансирования других трех непарламентских партий — «Деловой России», «Патриотов России» и «Коммунистов России» — напрямую связаны с их лидерами.

Дочерний для «Деловой России» Фонд поддержки и защиты предпринимателей и экономически активных граждан оказался самым крупным жертвователем Партии роста — он перечислил на ее счет 19,7 млн руб. ПАО «Абрау-Дюрсо», главным владельцем которого является лидер партии Борис Титов, спонсировало Партию роста на 17 млн руб. и выдало еще 19 млн в виде займа сроком на один месяц под 8% годовых. Всего Партия роста привлекла в виде пожертвований от компаний и граждан более 5,3 млн руб. РБК не удалось связаться с представителями Фонда поддержки и защиты предпринимателей и экономически активных граждан. Номер телефона фонда, указанный в СПАРК, оказался недоступным для звонка.

«Патриоты России» получили от спонсоров 19,8 млн руб. Более трети этой суммы — от московской компании ООО «Копакабана». В 2016 году эта компания также пожертвовала партии деньги — 33 млн руб. Основатель и лидер «Патриотов России» Геннадий Семигин выдал партии заем — почти 22 млн руб., более половины дохода партии в 2017 году. Процентов по займу, который по договору партия должна вернуть к 2020 году, он требовать с политической структуры не собирается. Годом ранее он и его однофамилица Марина Семигина также одалживали партии деньги — всего более 28 млн руб. Номера телефонов компании ООО «Копакабана», указанные в СПАРК, оказались неактуальными.

Бюджет «Коммунистов России» почти полностью обеспечен 29 беспроцентными займами от председателя партии Максима Сурайкина, который, согласно отчетам в ЦИК, связан с ООО «Алезар», ООО «Народная компьютерная компания», ОАО «Санаторий «Автотранспортник России». В 2017 году доход партии составил 15,6 млн руб., из них 14,2 млн — заем от бывшего кандидата в президенты.

Авторы: Дада Линделл, Владимир Дергачев, Екатерина Костина.




Пенсионный возраст.
gosha_grey
https://www.instagram.com/p/BkBJueJgDYg/?taken-by=shnurovs

Здесь нужна какая-то сноровка,
Чтоб не забухать, не заколоться.
Пенсионный возраст, как морковка,
Перед осликом, что кружит у колодца.
Не достичь его, как горизонта.
Ты к нему, а он совсем не ближе.
Не спасёт позитивизм Огюста Конта.
Дайте водки и две пачки сижек.
Пьяненький уже сижу у сквера.
Жизнь прекрасна, хоть не умирай!
Пенсионный возраст это вера,
Как загробный мир, как ад и рай!
Пенсионный возраст это идол,
Образ, а под красками - фанера.
Может есть, но я давно не видел,
Не во сне, а наяву пенсионера.
(С.Шнуров)


[reposted post]Чеченский министр попросил Семена Слепакова извиниться за песню про Кадырова и сборную России
Барт
varlamov.ru
reposted by gosha_grey


Комику Семену Слепакову следует извиниться перед главой Чечни Рамзаном Кадыровым и сборной России по футболу за песню "Оле-оле-оле". С таким заявлением выступил министр Чеченской Республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров.

Слепаков опубликовал шуточную песню на YouTube вчера, 11 июня. За день видео набрало более 2,3 миллиона просмотров.

В песне Слепаков шутит, что Кадыров по просьбе президента Владимира Путина стал тренером российской сборной по футболу, но и это не помогло ей выиграть.



Read more...Collapse )

[reposted post]Падение Черного Ястреба. Книга лучше.
decker_ul
reposted by gosha_grey
Недавно прочитал ту самую книгу Марка Боудена. Русского перевода нет (как, увы, и у Generation Kill), так что пришлось осилить на английском. Ну и захотелось поделиться впечатлениями, непонятно, правда, зачем.
Во-первых, киношный Могадишо не похож на настоящий. Настоящий по большей части одно-двухэтажный, и больше похож поселок-райцентр, чем на город. На фото можно увидеть, что с воздуха четырехэтажная гостиница Олимпик сильно выделяется на фоне основной массы домов.
Во-вторых, при просмотре фильма складывается впечатление (по крайней мере, у меня), что бой шел по всему городу на огромных площадях. На самом деле это не так. Между местами крушения обоих вертолетов меньше километра, и всю зону боя можно обойти за полчаса спокойным шагом (если стрелять не будут, конечно).
В-третьих, помимо Уолкотта и Дюрана, было подбито еще три вертолета, но они смогли дотянуть до базы.
Это все не в упрек создателям фильма. Фильм получился, не побоюсь этого слова, великим. Вообще, "Падениние Черного Ястреба" и "Поколение убийц" задрали планку военного кино так высоко, что снять что-то лучше вряд ли у кого-то получится.

Ну и в главных. Как бы смешно это ни звучало в моем-то возрасте, после фильма в моем сознании оставалось нечто вроде романтического ореола вокруг того боя. Книга же показала мне эту историю в ее подлинном свете - мрачном и кровавом.

Фото под катомCollapse )




​Какие налоги повысят ради рывка России
gosha_grey
Читать подробнее на Банки.ру
Роман Ткачук
старший аналитик «Альпари»



Медленные темпы роста ВВП России продолжают оставаться краеугольным камнем российской экономики. Власти как минимум последние пять лет ищут способы решения этой проблемы, но прогресса пока не видно.


Национальная экономика даже в последние два года не продемонстрировала ускорения роста на фоне восстановления нефтяных котировок и масштабных инвестиционных проектов (строительство Керченского моста и инфраструктурных объектов к ЧМ-2018 по футболу).

Вновь избранный президент Владимир Путин в майском указе о национальных и стратегических задачах развития страны до 2024 года обозначил точки роста экономики России. Главная задача — совершить мощный экономический и технологический рывок. При этом резкое ускорение роста российской экономики и выход на темпы выше среднемировых — одни из ключевых элементов и гарантов такого рывка. Цель — к 2024 году обойти по размеру ВВП Германию и вывести российскую экономику на пятое место в мире. Для этого нужно расти на 2,5% в год. При этом в 2017 году экономика России выросла лишь на 1,5%.

Задача, безусловно, непростая. Для создания прочного фундамента роста экономики правительство запланировало строительство масштабных инфраструктурных проектов. Главный вопрос — откуда взять деньги?

Среди возможных вариантов — выпуск инфраструктурных облигаций или привлечение частных инвестиций. С последним, прямо скажем, дела обстоят не очень — российские корпорации и банки очень осторожно относятся к вопросу инвестиций, а внешнему финансированию мешают санкционные ограничения и настороженное отношение к России в западном инвестиционном сообществе. Еще одним неожиданным источником финансирования инфраструктурных проектов может стать процесс амнистии российского капитала из иностранных банков. На исходе весны появилась информация, что монетарные власти Кипра начинают кампанию по проверке всех счетов, принадлежащих нерезидентам.

Возможным вариантом было увеличение налоговой нагрузки на нефтегазовые компании, но, похоже, в очередной раз сказалось мощное политическое лобби нефтяников. Пока мы видим новое снижение акцизов на топливо. Так что, видимо, финансирование пойдет за счет увеличения налогов.

Среди всех налогов лучшую собираемость демонстрирует НДС. И на текущий момент правительство склоняется именно к увеличению ставки НДС с 18% до 20%. Для бюджета это даст дополнительные 2 трлн рублей, что будет существенной добавкой.

Увеличение НДС не станет сюрпризом, так как еще в прошлом году правительство начало прощупывать почву на предмет небольшого увеличения налоговой нагрузки. Реакция общества была умеренно негативная, но с пониманием необходимости этих мер. Следующим шагом может стать повышение пенсионного возраста — это позволит разгрузить расходную часть бюджета.

Увеличение НДС в конечном счете приведет к росту цен на товары — бизнесмены переложат увеличение своих расходов на потребителей. По нашим оценкам, эта мера добавит порядка 1 процентного пункта к инфляции. Получается, что финансирование инфраструктурных проектов произойдет за счет роста инфляции, то есть за наш с вами счет. Придется еще немного потуже затянуть пояса с учетом того, что падение реальных доходов (прибыли после выплат всех обязательных платежей, в частности кредитных) продолжается уже три года кряду.

При этом розничные продажи могут немного просесть. Для малого и среднего бизнеса повышение НДС умеренно негативно. Увеличение внутреннего спроса как возможный драйвер роста перестает быть актуальным. Правительство делает ставку на госкомпании как на основу роста экономики. Надеемся, что при этом учтены как негативные, так и позитивные последствия увеличения налогов. В среднесрочной перспективе эта мера позитивно скажется на российской экономике.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

И не менее ценный комментарий:

Надо быть старшим аналитиком «Альпари» для того, чтобы написать ЭТО.
Путин "обозначил точки роста экономики России. Главная задача — совершить мощный экономический и технологический рывок". И для этого надо поднять НДС и повысить возраст выхода на пенсию!
Никогда нас еще так не оскорбляли.
Для повышения ВВП в условиях падения уровня продаж повышать налог с оборота! После этого ВВП вообще в минус уйдет, а не повысится.
И цель какую-то бредовую придумали — к 2024 году обойти по размеру ВВП Германию! Да мы Португалию несчастную замучились обгонять, надорвались маленько, но не догнали. А чего так мелко - Германию? Надо крупные цели ставить. Почему бы не стряхнуть нафталин с забытого хрущевского лозунга: "Обгоним и перегоним Америку!" Под это дело НДС можно не до 20, а до 30% процентов поднять и на пенсию выходить только по справке ВТЭК о том, что человек не может встать с кровати, чтобы дойти до работы, костыли не держат.
В результате к 2024 году очередной коммунизм мы, конечно, не построим, а народ очередной раз нагнут. Никакой частный сектор финансировать не будет. Богатых (ступенчатая шкала НДФЛ) трогать тоже нельзя. Деньги из американских ценных бумаг вывести - ни-ни. А в очередной раз ограбить собственный народ - пожалуйста! Плательщик НДС - конечный потребитель, то есть физические лица. Поднять НДС на 2%, цены увеличатся минимум на 5%, мы же нашу торговлю знаем, неужели они не подсуетятся? А нас тут уверяют, что инфляция всего на 1% поднимется! Ах, да, я забыл, что инфляцию теперь Орешкин считает! Да-да.
Вот мне, например, наплевать, какое место по ВВП занимает Россия. Мне все-таки хотелось бы, чтобы в этой стране люди могли жить спокойно и счастливо. Сейчас, а не в прекрасном далеко. Может быть ну их, эти майские указы, забудем, тогда и налоги поднимать не придется.




[reposted post]Военно-грузинская дорога
bepowerback wrote in ru_travel
reposted by gosha_grey
Граница между Россией и Грузией находится в живописном месте в Дарьяльском ущелье. Это единственная сухопутная граница между государствами и, пожалуй, самая красивая из всех, что я повидал. Это последний кусочек пути перед Тбилиси, и самый тяжелый. Поэтому советую перед ним хорошенько отдохнуть и ехать именно днем, посмотреть тут есть на что.



Источник: https://bepowerback.livejournal.com/82269.html

Read more...Collapse )

Четыре года тюрьмы за пластиковый пакет/
gosha_grey
04.06.2018                            Георгий Бовт о том, как и зачем надо бороться с пластиковым мусором.
https://www.gazeta.ru/comments/column/bovt/11785603.shtml

Когда СССР люди стирали пластиковые пакеты для последующего использования, они делали это и из бедности, и по причине дефицита. «Иноземные» пакеты с надписью «Marlboro» или «Marianna» барыги продавали по 10 руб. за штуку (средняя пенсия считалась 40 рублей, а зарплата 120-150 руб). Они служили советским людям «на выход». Примерно, как сейчас какая-нибудь сумка, условно, «Фурла». Пакеты, постирав, сушили, как белье, и использовали вновь. Я видел в Америке людей в 90-х из бывших наших, которые не смогли и на новом месте избавиться от этой привычки. Но если посмотреть из сегодняшнего дня, то советские люди отличались, оказывается, исключительно высоким уровнем «экологического сознания». В смысле пакетов.

Колбасу в магазинах заворачивали в «крафтовую» бумагу. Пива тогда не продавалось в ПЭТ-таре (полиэтилентерефталат). Оно, как и квас, очень часто было разливное. Когда оно вообще было. Наливали кто куда, если навынос. Да хоть в те же пластиковые пакеты, принесенные с собой. Немногочисленные фрукты и овощи продавали «навалом», их уносили в холщовых сумках или «авоськах», этом самом экологически чистом – потому что «вечном» — виде упаковки. Соки, кефир, молоко и прочие напитки чаще всего продавали в стеклянной таре, которую потом сдавали в пунктах стеклотары. Упившись в отпуске на выезде, потом можно было на деньги от реализации стеклотары наскрести на скромное существование на день-другой. Хлеб продавали вообще без всякой упаковки (в Штатах его стали упаковывать в целлофан еще в 20-х годах ХХ века). А еще сдавали макулатуру, чтобы получить право на покупку дефицитной книжки.

С тех пор, конечно, все изменилось.

И мы, став «как все», стали зарастать мусором, прежде всего пластиковым, нагнав его потребление вслед за другими странами быстрее, чем те его наращивали.

Мы позаимствовали самые «варварские» модели экологического поведения у самых «цивилизованных стран». К примеру, вместо ваты (органика), намотанной на спичку (деревянную, заметим), у женщин в ход пошли «ватные палочки». Они со временем, попав в Мировой океан, распадаются, неся гибель там всему живому. То же самое касается соломинок для питья. По которым, слава богу, мы пока еще не догнали Америку и в основном пьем, «как нормальные люди». Тогда как среднестатистический американец, кажется, без соломинки уже и пить скоро не сможет: среднее потребление в год примерно по 600 штук на душу.

По многим направлениям мы впали в настоящий «пластиковый разврат», опережая по производству пластикового мусора самые «потребительские» страны и загаживая родную страну высочайшими темпами, приближаясь к мусорной катастрофе. Проблемы со свалками, как возле подмосковного Волоколамска – это еще цветочки. Если не начать решать мусорную проблему уже сейчас, то через пять-десять лет у нас наступит экологическая катастрофа. Для справки: разложение пластика происходит долго, от 500 лет. Значительная его часть (мы тут не одиноки, разумеется) рано или поздно попадает в Мировой океан (а также в наши реки, озера и моря), отравляя там все живое. Со скоростью примерно один среднестатистический мусоровоз в минуту. Притом, что попадает лишь относительно небольшая часть общего объема пластикового мусора, зато именно пластик – главная причина загрязнения всех пляжей и прибрежных вод. Если пойдет такими темпами дальше, то к середине века на Земле в океане будет больше пластика, чем рыбы (это не преувеличение, а конкретный расчет, озвученный в прошлом году на Всемирном экономическом форуме в Давосе). Уже сейчас в океане образовались гигантские мусорные острова. Один, например, размером с Францию.

Если среднестатистическая европейская или американская семья «производит» немногим более 100 кг пластикового мусора в год (более 30 кг на человека), то российская семья – примерно в полтора раза больше. Мы используем пластик, словно отыгрываясь за советские времена дефицита, там, где надо и не надо.

Пластиковые пакеты идут без счета, даже несмотря на то, что в большинстве магазинов за них берут символические деньги. Фрукты, овощи, мясные и рыбные продукты в нарезке заранее взвешивают в магазинах малыми упаковками на полимерных «подносах». В основном, думаю, рассчитывая на лень покупателя взвешивать и отбирать самому и чтобы «впарить» продукты с истекающим сроком годности или уже некондиционные.

Ставшее общедоступным пиво (думаю в полушутку, что это и стало главным завоеванием «перестройки» и перехода к рыночной экономике) преимущественно (55-60% общего объема) разливается в ПЭТ-тару. Для сравнения, в большинстве европейских стран это показатель – не более 4-5%, это, например, в Германии. В остальных странах еще меньше (в Италии меньше процента).

То же самое касается соков и воды. Притом, что токсичность такой тары давно доказана не только для окружающей среды и разных живых организмов, но и для человека. Были у нас разговоры об отказе от такой упаковки, но потом затихли. Притом, что уровень переработки стеклянной и алюминиевой тары в России намного выше, чем пластиковой. Полагаю, это произошло не без влияния лобби производителей напитков (такая тара дешевле). Вступили в силу только ограничения по объему (не более полутора литров). Однако они скорее имеют целью снизить потребление алкоголя, нежели улучшить экологию. Кроме того, ПЭТ-тара считается «безопасной» с точки зрения хулиганства, в отличие от стеклянной. А подобные аргументы у нас, как известно, перевешивают всякую экологию.

По пластиковым пакетам, которые у нас практически не перерабатываются, а идут на мусорные полигоны вместе с другим неотсортированным мусором, мы еще не обогнали Америку, но уже догоняем, хотя население России в 2,1 раза меньше, чем в США. Мы отправляем в мусор около 60 млрд пластиковых пакетов в год, это третье место в мире (на втором Польша, пусть нас это «утешит»). Разговоры о запрете или ограничении потребления одноразовых пакетов были, но они ровным счетом ничем не кончились. Символическая плата за пакеты в магазинах не привела к снижению их потребления.

Никакого системного решения «зарастания пластиковым мусором» нет и не предвидится, хотя у нас есть даже спецпредставитель президента по вопросам экологии в лице Сергея Иванова.

Что касается поста министра по делам экологии, то эта должность у нас известна, скорее, как объект борьбы разных властных кланов, нежели инициатор амбициозных экологических проектов и начинаний. У нас на сегодня перерабатывается не более 10% пластика. В Европе в среднем – примерно треть (средний показатель уровня переработки сильно понижают восточноевропейские страны). В Японии – более 80%, как в ряде стран Западной Европы.

Во многом неразвитость переработки пластика у нас объясняется в основном тем, что отсутствует раздельный сбор мусора. Технологии как раз у нас имеются, и такая переработка, в отличие от некоторых других видов мусора, рентабельна. Чтобы загрузить имеющиеся мощности, переработчики, например, на Дальнем Востоке, завозят пластиковым мусор (отсортированный потому что) из Японии. Тогда как отечественные пластиковые отходы везут на полигоны.

Сегодня страной с самым жестким законодательством – и пока единственной такой — по части ограничения производства пластикового мусора является Кения. На чрезвычайные меры вынудила пойти катастрофическая «мусорная ситуация». Что, в принципе, вообще характерно для стран Третьего мира, которые стремительно зарастают мусором по причине бедности, экологической безграмотности и отсутствия современных технологий вторичной переработки. Как ни прискорбно, нашу страну по этой части можно причислить как раз к Третьему миру. Хотя, если посмотреть на статистику, то наш уровень переработки пластика (примерно 10%) можно назвать и «среднемировым». Из более чем 6 млрд тонн пластика, производимого в год во всем мире, перерабатывается примерно десятая часть, еще чуть менее 15% сжигается. Кения же решила, прежде всего, спасать свой «экологический туризм». В стране в прошлом году введен тотальный запрет на пластиковые пакеты.

Полиция имеет право задержать любого, у кого просто увидит его в руках. Власти пошли на это шаг несмотря на потерю примерно 60 тыс. рабочих мест, связанных с производством бытового пластика (Кения была одним из крупнейших экспортеров тех же пакетов в Африке). За нарушение положено до 4 лет тюрьмы или 40 тыс. долларов штрафа. И хотя запрет был введен лишь летом прошлого года, эффект оказался моментальным: в столице страны Найроби стало в разы чище. Например, ушла такая «экзотическая» привычка, как отправлять большую нужду в пластиковые пакеты, которые затем разлетались по городу. В несколько раз сократился вынужденный забой домашнего скота, который глотал и давился разбросанными повсеместно пакетами. Теперь по пути Кении собирается пойти один из крупнейших городов Индии Мумбаи и штат Махараштра, который тоже зарос пластиковым мусором. В Танзании также введен запрет на пластиковые пакеты, но только тонкие – под угрозой тюремного заключения до полугода или штрафа 1,2 тыс. долларов.

Европа тоже постепенно приступает к решению проблемы, хотя вторичная переработка там началась давно, а раздельному сбору мусора уже более 30 лет.

Но движение неравномерное. Как неравномерно и производство пластикового мусора. Скажем, в Ирландии (при среднеевропейском уровне 31 кг.) один человек в год оставляет его 61 кг, а в Болгарии 14. Правда, 95% ирландского пластикового мусора до нынешнего года брал на переработку Китай. А теперь решил, что больше ему западные отходы не нужны, пусть сами справляются. То есть к продвижению по пути экологии Европу подвинула Поднебесная. И вот Евросоюз выработал такие директивы: добиться уровня 55-процентной переработки пластика к 2030 году (50% — к 2025), а число потребляемых пластиковых пакетов снизить с нынешних 90 в год на человека до 40 к 2026 году. Сейчас обсуждается введение запрета на отдельные виды бытового пластика — ватные палочки, соломинки для питья, одноразовую посуду.

Некоторые страны двигаются к цели быстрее. Так, в Британии после введения «налога» на пластиковые пакеты в магазинах их потребление сократилось на 85%. Во Франции запрещены мелкие пакеты (менее 10 литров) и толщиной менее 50 микрон, как раз самые массовые у нас. Также с 2020 года в этой стране будет полностью запрещена всякая одноразовая пластиковая посуда. В Италии разрешено фасовать овощи и фрукты только в так называемый «быстро разлагаемый» пластик, который у нас, насколько известно, вообще не производится. В ряде стран введен существенный «налог» на пластик (20 евроцентов за пакет и выше), и это приучило европейцев ходить в магазины со своими сумками. И даже в Китае запрет на бесплатные пакеты в магазинах привел к сокращению их потребления на две трети.

Экологические программы в нашей стране считаются «не престижными». Бороться с помойками – не так «круто», как воевать в Сирии.

Добиться переработки пластика и начать пить пиво не из ПЭТ-тары, а из стеклянных или алюминиевых банок — задача куда менее «амбициозная»», чем проведение чемпионата мира или Олимпийских игр и тем более, чем производство баллистических ракет, способных достать до Америки, обманув ее ПРО.

Однако для того, чтобы жизнь в стране стала более комфортной и здоровой, экология важнее «большой геополитики». В этом смысле победа над пластиковым пакетом, который грозит вам отравлением диоксинами и прочей дрянью, важнее, чем победа над ИГИЛ. Который как раз запрещен в Российской Федерации. А вот пластиковые пакеты пока нет. А зря. Кстати, в следующий раз, когда соберетесь в супермаркет, запаситесь «авоськой». Это тот самый редкий случай, когда «совок» — это круто.



Когда СССР люди стирали пластиковые пакеты для последующего использования, они делали это и из бедности, и по причине дефицита. «Иноземные» пакеты с надписью «Marlboro» или «Marianna» барыги продавали по 10 руб. за штуку (средняя пенсия считалась 40 рублей, а зарплата 120-150 руб). Они служили советским людям «на выход». Примерно, как сейчас какая-нибудь сумка, условно, «Фурла». Пакеты, постирав, сушили, как белье, и использовали вновь. Я видел в Америке людей в 90-х из бывших наших, которые не смогли и на новом месте избавиться от этой привычки. Но если посмотреть из сегодняшнего дня, то советские люди отличались, оказывается, исключительно высоким уровнем «экологического сознания». В смысле пакетов.

Колбасу в магазинах заворачивали в «крафтовую» бумагу. Пива тогда не продавалось в ПЭТ-таре (полиэтилентерефталат). Оно, как и квас, очень часто было разливное. Когда оно вообще было. Наливали кто куда, если навынос. Да хоть в те же пластиковые пакеты, принесенные с собой. Немногочисленные фрукты и овощи продавали «навалом», их уносили в холщовых сумках или «авоськах», этом самом экологически чистом – потому что «вечном» — виде упаковки. Соки, кефир, молоко и прочие напитки чаще всего продавали в стеклянной таре, которую потом сдавали в пунктах стеклотары. Упившись в отпуске на выезде, потом можно было на деньги от реализации стеклотары наскрести на скромное существование на день-другой. Хлеб продавали вообще без всякой упаковки (в Штатах его стали упаковывать в целлофан еще в 20-х годах ХХ века). А еще сдавали макулатуру, чтобы получить право на покупку дефицитной книжки.

С тех пор, конечно, все изменилось.

И мы, став «как все», стали зарастать мусором, прежде всего пластиковым, нагнав его потребление вслед за другими странами быстрее, чем те его наращивали.

Мы позаимствовали самые «варварские» модели экологического поведения у самых «цивилизованных стран». К примеру, вместо ваты (органика), намотанной на спичку (деревянную, заметим), у женщин в ход пошли «ватные палочки». Они со временем, попав в Мировой океан, распадаются, неся гибель там всему живому. То же самое касается соломинок для питья. По которым, слава богу, мы пока еще не догнали Америку и в основном пьем, «как нормальные люди». Тогда как среднестатистический американец, кажется, без соломинки уже и пить скоро не сможет: среднее потребление в год примерно по 600 штук на душу.

По многим направлениям мы впали в настоящий «пластиковый разврат», опережая по производству пластикового мусора самые «потребительские» страны и загаживая родную страну высочайшими темпами, приближаясь к мусорной катастрофе. Проблемы со свалками, как возле подмосковного Волоколамска – это еще цветочки. Если не начать решать мусорную проблему уже сейчас, то через пять-десять лет у нас наступит экологическая катастрофа. Для справки: разложение пластика происходит долго, от 500 лет. Значительная его часть (мы тут не одиноки, разумеется) рано или поздно попадает в Мировой океан (а также в наши реки, озера и моря), отравляя там все живое. Со скоростью примерно один среднестатистический мусоровоз в минуту. Притом, что попадает лишь относительно небольшая часть общего объема пластикового мусора, зато именно пластик – главная причина загрязнения всех пляжей и прибрежных вод. Если пойдет такими темпами дальше, то к середине века на Земле в океане будет больше пластика, чем рыбы (это не преувеличение, а конкретный расчет, озвученный в прошлом году на Всемирном экономическом форуме в Давосе). Уже сейчас в океане образовались гигантские мусорные острова. Один, например, размером с Францию.

Если среднестатистическая европейская или американская семья «производит» немногим более 100 кг пластикового мусора в год (более 30 кг на человека), то российская семья – примерно в полтора раза больше. Мы используем пластик, словно отыгрываясь за советские времена дефицита, там, где надо и не надо.

Пластиковые пакеты идут без счета, даже несмотря на то, что в большинстве магазинов за них берут символические деньги. Фрукты, овощи, мясные и рыбные продукты в нарезке заранее взвешивают в магазинах малыми упаковками на полимерных «подносах». В основном, думаю, рассчитывая на лень покупателя взвешивать и отбирать самому и чтобы «впарить» продукты с истекающим сроком годности или уже некондиционные.

Ставшее общедоступным пиво (думаю в полушутку, что это и стало главным завоеванием «перестройки» и перехода к рыночной экономике) преимущественно (55-60% общего объема) разливается в ПЭТ-тару. Для сравнения, в большинстве европейских стран это показатель – не более 4-5%, это, например, в Германии. В остальных странах еще меньше (в Италии меньше процента).

То же самое касается соков и воды. Притом, что токсичность такой тары давно доказана не только для окружающей среды и разных живых организмов, но и для человека. Были у нас разговоры об отказе от такой упаковки, но потом затихли. Притом, что уровень переработки стеклянной и алюминиевой тары в России намного выше, чем пластиковой. Полагаю, это произошло не без влияния лобби производителей напитков (такая тара дешевле). Вступили в силу только ограничения по объему (не более полутора литров). Однако они скорее имеют целью снизить потребление алкоголя, нежели улучшить экологию. Кроме того, ПЭТ-тара считается «безопасной» с точки зрения хулиганства, в отличие от стеклянной. А подобные аргументы у нас, как известно, перевешивают всякую экологию.

По пластиковым пакетам, которые у нас практически не перерабатываются, а идут на мусорные полигоны вместе с другим неотсортированным мусором, мы еще не обогнали Америку, но уже догоняем, хотя население России в 2,1 раза меньше, чем в США. Мы отправляем в мусор около 60 млрд пластиковых пакетов в год, это третье место в мире (на втором Польша, пусть нас это «утешит»). Разговоры о запрете или ограничении потребления одноразовых пакетов были, но они ровным счетом ничем не кончились. Символическая плата за пакеты в магазинах не привела к снижению их потребления.

Никакого системного решения «зарастания пластиковым мусором» нет и не предвидится, хотя у нас есть даже спецпредставитель президента по вопросам экологии в лице Сергея Иванова.

Что касается поста министра по делам экологии, то эта должность у нас известна, скорее, как объект борьбы разных властных кланов, нежели инициатор амбициозных экологических проектов и начинаний. У нас на сегодня перерабатывается не более 10% пластика. В Европе в среднем – примерно треть (средний показатель уровня переработки сильно понижают восточноевропейские страны). В Японии – более 80%, как в ряде стран Западной Европы.

Во многом неразвитость переработки пластика у нас объясняется в основном тем, что отсутствует раздельный сбор мусора. Технологии как раз у нас имеются, и такая переработка, в отличие от некоторых других видов мусора, рентабельна. Чтобы загрузить имеющиеся мощности, переработчики, например, на Дальнем Востоке, завозят пластиковым мусор (отсортированный потому что) из Японии. Тогда как отечественные пластиковые отходы везут на полигоны.

Сегодня страной с самым жестким законодательством – и пока единственной такой — по части ограничения производства пластикового мусора является Кения. На чрезвычайные меры вынудила пойти катастрофическая «мусорная ситуация». Что, в принципе, вообще характерно для стран Третьего мира, которые стремительно зарастают мусором по причине бедности, экологической безграмотности и отсутствия современных технологий вторичной переработки. Как ни прискорбно, нашу страну по этой части можно причислить как раз к Третьему миру. Хотя, если посмотреть на статистику, то наш уровень переработки пластика (примерно 10%) можно назвать и «среднемировым». Из более чем 6 млрд тонн пластика, производимого в год во всем мире, перерабатывается примерно десятая часть, еще чуть менее 15% сжигается. Кения же решила, прежде всего, спасать свой «экологический туризм». В стране в прошлом году введен тотальный запрет на пластиковые пакеты.

Полиция имеет право задержать любого, у кого просто увидит его в руках. Власти пошли на это шаг несмотря на потерю примерно 60 тыс. рабочих мест, связанных с производством бытового пластика (Кения была одним из крупнейших экспортеров тех же пакетов в Африке). За нарушение положено до 4 лет тюрьмы или 40 тыс. долларов штрафа. И хотя запрет был введен лишь летом прошлого года, эффект оказался моментальным: в столице страны Найроби стало в разы чище. Например, ушла такая «экзотическая» привычка, как отправлять большую нужду в пластиковые пакеты, которые затем разлетались по городу. В несколько раз сократился вынужденный забой домашнего скота, который глотал и давился разбросанными повсеместно пакетами. Теперь по пути Кении собирается пойти один из крупнейших городов Индии Мумбаи и штат Махараштра, который тоже зарос пластиковым мусором. В Танзании также введен запрет на пластиковые пакеты, но только тонкие – под угрозой тюремного заключения до полугода или штрафа 1,2 тыс. долларов.

Европа тоже постепенно приступает к решению проблемы, хотя вторичная переработка там началась давно, а раздельному сбору мусора уже более 30 лет.

Но движение неравномерное. Как неравномерно и производство пластикового мусора. Скажем, в Ирландии (при среднеевропейском уровне 31 кг.) один человек в год оставляет его 61 кг, а в Болгарии 14. Правда, 95% ирландского пластикового мусора до нынешнего года брал на переработку Китай. А теперь решил, что больше ему западные отходы не нужны, пусть сами справляются. То есть к продвижению по пути экологии Европу подвинула Поднебесная. И вот Евросоюз выработал такие директивы: добиться уровня 55-процентной переработки пластика к 2030 году (50% — к 2025), а число потребляемых пластиковых пакетов снизить с нынешних 90 в год на человека до 40 к 2026 году. Сейчас обсуждается введение запрета на отдельные виды бытового пластика — ватные палочки, соломинки для питья, одноразовую посуду.

Некоторые страны двигаются к цели быстрее. Так, в Британии после введения «налога» на пластиковые пакеты в магазинах их потребление сократилось на 85%. Во Франции запрещены мелкие пакеты (менее 10 литров) и толщиной менее 50 микрон, как раз самые массовые у нас. Также с 2020 года в этой стране будет полностью запрещена всякая одноразовая пластиковая посуда. В Италии разрешено фасовать овощи и фрукты только в так называемый «быстро разлагаемый» пластик, который у нас, насколько известно, вообще не производится. В ряде стран введен существенный «налог» на пластик (20 евроцентов за пакет и выше), и это приучило европейцев ходить в магазины со своими сумками. И даже в Китае запрет на бесплатные пакеты в магазинах привел к сокращению их потребления на две трети.

Экологические программы в нашей стране считаются «не престижными». Бороться с помойками – не так «круто», как воевать в Сирии.

Добиться переработки пластика и начать пить пиво не из ПЭТ-тары, а из стеклянных или алюминиевых банок — задача куда менее «амбициозная»», чем проведение чемпионата мира или Олимпийских игр и тем более, чем производство баллистических ракет, способных достать до Америки, обманув ее ПРО.

Однако для того, чтобы жизнь в стране стала более комфортной и здоровой, экология важнее «большой геополитики». В этом смысле победа над пластиковым пакетом, который грозит вам отравлением диоксинами и прочей дрянью, важнее, чем победа над ИГИЛ. Который как раз запрещен в Российской Федерации. А вот пластиковые пакеты пока нет. А зря. Кстати, в следующий раз, когда соберетесь в супермаркет, запаситесь «авоськой». Это тот самый редкий случай, когда «совок» — это круто.


[reposted post]Корабль на час
masterok
reposted by gosha_grey

Королевский шведский парусный военный корабль XVII в. «Васа» («Vasa»), продержавшийся на плаву менее часа. Печальная, трагическая и необычная судьба парусника, затонувшего и унесшего жизни десятков людей, ставшего единственным и самым знаменитым кораблем-музеем, единственным в мире кораблем 17 в., дошедшим до наших дней.

“Между четырьмя и пятью часами громадный новый корабль “Васа” опрокинулся и затонул”… Всего несколько слов записал хроникер о катастрофе, постигшей Швецию и шведский флот в теплый августовский день 1628 года.

Давайте вспомним как это было подробнее …

Читать запись полностью »Collapse )

Вот еще интересная информация про старинные корабли и истории связанные  с ними : вот например «Ла Бургонь» — позор Франции, а вот Как спасали 43 тонны золота. Не может обойти тут вниманием Беляны — русский деревянный авианосец или например историю SS Eastland Tribute — гибель у берега. А вот Субмарина конфедератов — первая в мире подводная лодка, успешно примененная в бою и мало кому известный Ледокол для озера Байкал — masterok


[reposted post]Fake Taxi: МЧС обслуживает московских чиновников (18+)
Барт
varlamov.ru
reposted by gosha_grey

Подписаться на канал

О чём вы думаете, когда видите в городе машину МЧС, которая несётся с включёнными спецсигналами? Возможно, кому-то нужна помочь? Может быть, где-то пожар, люди заперты и ждут спасения? Каждая минута может быть дорога, а в голове сразу вспоминается этот ад в Кемерово, где заживо сгорели люди... Когда они просили о помощи, а помощи не было. Хорошо, что в Москве у МЧС хорошая и современная техника, и они обязательно успеют! Они обязательно всех спасут.

Но, скорее всего, в дорогой иномарке с мигалкой и наклейками МЧС будет ехать очередной чиновник. Возможно, вы не знали, но МЧС сдаёт свои машины под такси. И очередной внедорожник спешит не спасать людей, а в ресторан, чтобы барин пожрал...

Когда я впервые увидел это, то не поверил своим глазам. Когда я начал углубляться в тему, то в голове была только одна мысль: "Совсем охуели..."
Read more...Collapse )

[reposted post]Очень крутой Париж
Барт
varlamov.ru
reposted by gosha_grey


Если в прошлый раз я показывал, как развиваются пригороды Парижа, то теперь я оказался в бывшей промзоне совсем недалеко от центра города. Это Клиши-Батиньоль, самый новый район Парижа.

Сердце района – большой парк Мартина Лютера Кинга. Он выступает не только как общественное пространство, но и как связующее звено между разными зонами застройки. А ещё посередине района проходит железная дорога.

Давайте посмотрим, что в Париже сделали с бывшей промзоной!
Read more...Collapse )

?

Log in

No account? Create an account